Посол России в Афганистане:
Перспективы ВТС России и Афганистана широки

Уверенность в этом выразил чрезвычайный и полномочный посол РФ в Кабуле Андрей Аветисян в эксклюзивном интервью корр.ИТАР-ТАСС Татьяне Солоповой. В преддверии визита в Москву главы афганского МИД Залмая Расула российский дипломат оценил ситуацию в Афганистане с точки зрения безопасности, обрисовал планы двустороннего сотрудничества, в частности, связанные с поставками российской военной техники и совместным противостоянием афганской наркоугрозе.

- Как ожидается, 25 ноября Россию с визитом посетит глава МИД Афганистана Залмай Расул. Готовят ли стороны какие-либо конкретные соглашения или договоренности, которые будут вынесены на переговоры в Москве?

- Предстоящий визит в Москву афганского министра Залмая Расула можно рассматривать как подготовительный этап к намеченному на начало будущего года официальному визиту в РФ президента Афганистана Хамида Карзая, о чем была достигнута договоренность на последней встрече наших президентов в Сочи. Но визит афганского министра будет иметь и самостоятельную ценность в плане обсуждения состояния и перспектив российско-афганского сотрудничества. Планируется к подписанию протокол о межмидовских консультациях.

- А не планируются ли конкретные договоренности по сотрудничеству в экономике или военной сфере?

- К подписанию в рамках этого визита таких документов не предполагается, но, возможно, во время визита на высшем уровне в будущем году какие-то новые межправительственные соглашения будут готовы к подписанию.

- Вы недавно заявляли о том, что Россия предоставила Афганистану значительное количество автоматов Калашникова и боеприпасов и намерена продолжить такие поставки в будущем. Не могли бы Вы конкретизировать, какие именно вооружения, в каком количестве и в течение какого времени Москва планирует предоставить Кабулу? Будут ли они переданы на безвозмездной основе или куплены афганским правительством?

- Пока что конкретных сроков и перечней подобного рода содействия нет. Но есть общее понимание, что Россия будет продолжать помогать Афганистану укреплять свои вооруженные силы и полицию. Заявки от афганской стороны есть на очень широкий перечень различной техники, оборудования, вооружения. Думаю, в будущем на этот счет появятся конкретные договоренности. Но пока в ближайших планах новые подобные поставки не стоят.

- Как Вы оцениваете уровень ВТС России и Афганистана, какие перспективы видите на этом направлении?

- В целом это сотрудничество развивается и будет развиваться и дальше. Помимо поставок для нужд афганских сил национальной безопасности Россия готовит офицеров для антинаркотической полиции Афганистана и МВД Афганистана. В этом году МВД России пригласило на обучение в различные профильные вузы в РФ 225 офицеров афганской полиции. Так что сотрудничество здесь многоплановое, а перспективы весьма широки.

Если вернуться к вооружениям, то российское оружие и техника прекрасно зарекомендовали себя в афганских условиях. Действительно, возможностей у нас много. Намерены развивать такое сотрудничество и дальше.

- В прошлом месяце Россия и США успешно провели совместную антинаркотическую операцию. Намерены ли стороны продолжать этот вид взаимодействия?

- Хотел бы сразу отметить, что сотрудничество по борьбе с наркотиками в Афганистане Россия укрепляет, прежде всего, с афганской стороной, двустороннее сотрудничество. Но, помимо этого, дальше будет развиваться и многостороннее сотрудничество с участием, например, США. Здесь важно понять, что речь не идет о сотрудничестве РФ и США по Афганистану, а как минимум о трехстороннем сотрудничестве. Операция, о которой Вы упомянули, проводилась силами Министерства внутренних дел Афганистана, но планировалась совместно с участием российских и американских представителей и, конечно же, специалистов афганского МВД и министерства по борьбе с наркотиками. Такое многоплановое сотрудничество мы будем продолжать и развивать, причем не только заключающееся в совместных операциях, но и в других аспектах борьбы с наркотиками – обмене информацией, перехвате поставок, уничтожении посевов наркосодержащих культур и лабораторий по переработке. Это же включает и подготовку афганских наркополицейских, которая ведется в России в рамках совместных проектов с НАТО и ОБСЕ. Так что эта работа осуществляется как на двусторонней основе, так и на многосторонней.

- Есть ли конкретные планы проведения аналогичных антинаркотических операций в ближайшее время?

- Работа идет постоянно. Если накопленной информации в определенной момент окажется достаточно для проведения такой операции, думаю, она может состояться. Но говорить о конкретных днях в этом случае очень трудно. Операция подобная той, когда было захвачено и уничтожено порядка одной тонны чистого героина, - это кропотливая работа по выявлению и подготовке. Когда все стороны согласятся, что момент настал, - операцию проведут. Но хочу подчеркнуть, что операции подобного рода будут проводиться по согласованию с афганской стороной и силами афганцев.

- Несмотря на ухудшение ситуации с точки зрения безопасности даже в традиционно более спокойной северной части Афганистана, союзники не намерены отказываться от плана начала вывода военного контингента в середине 2011 года. Как Россия оценивает такой подход? Какие меры Москва готова предпринимать, чтобы нестабильность не перекинулась на соседние нам страны Средней Азии?

- Вы правы относительно ухудшения ситуации в северных районах Афганистана. Я бы уже не стал их называть традиционно спокойными. Там идут боевые действия не менее интенсивно, чем на юге или востоке. Терроризм и наркотики – две главные угрозы безопасности России, исходящие из Афганистана. Поэтому, конечно, нас эта ситуация очень волнует.

Что касается начала вывода воинских контингентов из Афганистана, мне кажется, эта позиция уже активно пересматривается. Речь не идет о масштабном выводе в середине 2011 года, а скорее перегруппировке и обеспечении разработанного афганцами и НАТО плана передачи ответственности за безопасность в стране афганской армии и полиции.

Если говорить об отношении России к этому, мы считаем, что подлинную безопасность стране в состоянии обеспечить только хорошо оснащенные, качественно подготовленные, мотивированные афганские вооруженные силы. Поэтому если НАТО действительно заинтересована в скорейшем выводе из Афганистана своих войск, им целесообразно сосредоточиться на адекватном укреплении боеспособности силовых структур, опирающихся при этом на ресурсы национальной экономики. Без действующей экономики не может идти речь о сильной армии и полиции. Если говорить о сроках вывода, то мы исходим из того, что Международные силы содействия безопасности /ISAF/ обязаны отчитаться перед СБ ООН о выполнении полученного ими мандата, прежде чем сворачивать свою деятельность в Афганистане.

Относительно мер, которые Москва готова предпринимать, чтобы нестабильность не перекинулась на соседние нам страны Средней Азии, то помимо мер, касающихся непосредственно внутренних афганских дел, думаю, мы должны активно укреплять сотрудничество с нашими друзьями в Средней Азии в рамках таких эффективных форматов как ОДКБ и ШОС. Это организации, дающие нам весь набор возможностей совместно укреплять свою безопасность в отношении этих угроз.

- Какие причины усиления террористической активности Вы видите?

- Причин здесь много. Афганистан - единая страна и, если в какой-то ее части проводятся активные боевые действия, то неизбежно часть вооруженной оппозиции перетекает в другие районы. Нельзя одержать победу в одном конкретном месте, провинции. Все здесь взаимосвязано. Урегулирование афганской проблемы возможно только в комплексе. Нельзя говорить о том, чтобы победить только в южных районах. Это неизбежно перекинется на другие области.

- На саммите Россия-НАТО в Лиссабоне ожидается достижение договоренности по поставкам российских вертолетов в Афганистан. Соответствует ли действительности информация, что речь идет о передаче 20 вертолетов и подготовке при помощи РФ афганских пилотов, причем частично на коммерческой основе, а частично на безвозмездной?

- На саммите Россия-НАТО возможны договоренности по широкому кругу вопросов сотрудничества, не ограничивающиеся Афганистаном. Действительно, переговоры по поставке российских вертолетов для нужд афганской армии, военно-воздушных сил Афганистана идут. Такое обращение к нам было. Афганцы говорят регулярно о заинтересованности иметь российские вертолеты, которые оказались незаменимы в условиях Афганистана. Что касается конкретики по сделке, я бы воздержался от каких-то цифр и указания количества. У меня нет информации относительно того, что подобные переговоры завершены. Давайте дождемся их результатов.

В рамках международного сотрудничества по поставке вертолетов для афганской армии я думаю, что Россия часть из них выделит афганцам на безвозмездной основе.

- В дипломатических кругах НАТО активно циркулируют слухи о том, что Россия может дать разрешение на воздушный транзит через свою территорию натовских БТР-в и, возможно, даже их обратный транзит. Действительно ли Москва рассматривает такие возможности?

- Пока конкретные договоренности не достигнуты, и о результатах переговоров судить преждевременно. То, что Россия помогает международной коалиции по содействию безопасности, находящейся в Афганистане по мандату ООН, это так. Обращения от НАТО о расширении транзита, действительно, были. Эти обращения рассматриваются.

- Что, по Вашему мнению, препятствует открытию обратного транзита? В чем заключается проблема в принятии такого решения?

- Я бы не назвал это проблемой. Есть обращение, которое должно быть рассмотрено со всех возможных сторон, в том числе пропускной способности соответствующих путей. Это не проблема, а обсуждение заявки, которая была получена. НАТО заинтересована в этом еще и потому, что возможности так называемого южного маршрута несколько сократились после серьезных наводнений в Пакистане. Понятно, они ищут дополнительные пути и возможности. Переговоры об этом идут.