Выступление и ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ в ходе пресс-конференции по итогам встречи с Министром иностранных дел Исламской Республики Пакистан Х.Р.Кхар, Москва, 8 февраля 2012 года

Уважаемые дамы и господа,

Сегодня с моей пакистанской коллегой Х.Р.Кхар мы обсудили состояние двусторонних отношений и актуальные темы международной повестки дня. Констатируем, что в последнее время российско-пакистанские связи активизировались по многим направлениям. Интенсивно продвигаются политический диалог на высшем и высоком уровнях, регулярные контакты в рамках саммита Шанхайской организации сотрудничества и так называемой «душанбинской четверки», консультации по линии министерств иностранных дел.

Мы отметили возрастающее значение Российско-Пакистанской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Договорились содействовать продуктивному проведению ее второго заседания в первой половине этого года, в том числе с точки зрения рассмотрения проекта совместного плана действий в области торговли и инвестиций, подготовленного российской стороной и переданного нашим пакистанским коллегам. Зафиксировали, что приоритетными направлениями экономической кооперации являются энергетика, металлургия, транспортная и банковская сферы. Хорошие перспективы есть для взаимодействия в рамках участия России и Пакистана в осуществлении крупных транснациональных энергетических проектов на стыке Центральноазиатского и Южноазиатского регионов.

Мы тесно сотрудничаем с Пакистаном в международных делах. В январе с.г. в Москве состоялось седьмое заседание Рабочей группы по стратегической стабильности на уровне заместителей министров иностранных дел. Особое внимание на международном направлении уделяем борьбе с терроризмом и наркопреступностью. С хорошей отдачей функционирует межведомственный механизм практического взаимодействия. В самое ближайшее время в Исламабаде начнет работу представитель Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков. Готовимся в скором времени принять в Москве Федерального Министра по контролю за оборотом наркотиков Пакистана г-на Х.Х.Б.Раджара.

Сегодня мы обсудили наше сотрудничество в рамках ШОС, «душанбинской четверки» и в Совете Безопасности ООН (с учетом того, что в 2012-2013 гг. Пакистан является непостоянным членом СБ). У нас близкие или совпадающие подходы к основным международным вопросам и принципам, на основе которых необходимо решать возникающие проблемы. Уверен, что в обозримой перспективе мы будем продолжать тесно взаимодействовать по всем этим направлениям.

Сегодня в полной мере подтвердилось наше обоюдное стремление к сотрудничеству и координации действий. Убежден, что сегодняшние переговоры дадут толчок практическим делам в целом ряде областей.

Из ответов на вопросы СМИ:

Вопрос (обоим министрам): Как известно, правительства США и Афганистана намерены приступить к переговорам с представителями движения «Талибан». Как Россия и Пакистан оценивают эту инициативу и каковы, по Вашему мнению, могут быть результаты подобных контактов?

С.В.Лавров (отвечает после Х.Р.Кхар): Россия поддержит любые контакты, которые будут служить делу национального примирения в Афганистане. Это предполагает соблюдение нескольких принципов. Во-первых, необходимо, чтобы такие контакты и процессы проходили под руководством самих афганцев. А во-вторых, талибы должны выполнить ряд условий, выдвинутых в свое время афганским руководством: отказаться от насилия, признать конституцию ИРА и порвать связи с «Аль-Каидой» и другими террористическими группировками. Если талибы примут этот подход, я не вижу причин, которые препятствовали бы развитию процесса национального примирения под руководством самих афганцев. Отход же от этих принципов будет означать движение по очень скользкому пути - после одной уступки будет сложнее противодействовать попыткам со стороны талибов выбить и другие. В этом вопросе необходимо проявлять последовательность. Надеюсь, что другие стороны именно так будут подходить к задаче обеспечения национального примирения через содействие усилиям в этом процессе самих афганцев.

Вопрос: В ходе вчерашней встречи с Президентом САР Б.Асадом призывали ли Вы его уйти в отставку? Предлагает ли российская сторона конкретные меры по выходу из сложившегося кризиса с учетом того, что многие арабские государства уже приостановили дипломатические отношения с Сирией?

С.В.Лавров: Мы поддерживаем любые инициативы, направленные на обеспечение условий для сирийцев запустить диалог и искать пути национального примирения. Этим должны заниматься все ответственные члены мирового сообщества в арабском мире, Европе, США и других регионах. Пытаться заранее предрешить исход национального диалога – не дело международного сообщества. Необходимо усадить за стол переговоров и правительство, и все оппозиционные силы. Вчера мы прямо поставили этот вопрос перед Президентом Б.Асадом, который подтвердил, что он уполномочивает Вице-президента Ф.Шараа проводить контакты со всеми оппозиционными группами и начинать инклюзивный национальный диалог, охватывающий все сирийские политические силы. Исходим из того, что эта готовность является важным фактором, который необходимо учитывать. Надеемся, все, кто имеет влияние на различные оппозиционные группы, будут их побуждать к началу такого диалога.

Повторю, любой исход национального диалога должен стать результатом договоренностей между сирийцами и быть приемлемым для всех граждан САР.

Вопрос: Не могли бы Вы разъяснить модальности транзита грузов НАТО в Афганистан и из ИРА через территорию России?

С.В.Лавров: У нас с НАТО есть договоренность о транзите нелетальных грузов для контингентов Международных сил содействия безопасности (МССБ), находящихся в Афганистане в соответствии с мандатом Совета Безопасности ООН. Этот транзит осуществляется в обоих направлениях - как в Афганистан, так и обратно. В последнее время обсуждаются дополнительные маршруты, которые будут включать в себя смешанные перевозки железнодорожным и воздушным транспортом.

В наших интересах, чтобы контингенты МССБ в полной мере выполнили мандат ООН и перед уходом из ИРА отчитались о его реализации. Ситуация, когда афганские правоохранительные структуры не смогут обеспечивать безопасность в своей стране, не может отвечать ничьим интересам. Это означало бы, что все усилия мирового сообщества прошли впустую, а угрозы, которые исходили из Афганистана, не будут нейтрализованы. Повторю, в наших интересах, включая всех соседей Афганистана, чтобы МССБ полностью выполнили поставленную перед ними Советом Безопасности задачу по искоренению исходящей с территории этого государства террористической и наркотической угроз. Предоставляя возможности для транзита, мы руководствуемся именно стремлением помочь МССБ полностью выполнить свой мандат.

Вопрос (обоим министрам): Не могли бы вы прокомментировать решение руководств ряда западных стран и некоторых государств-членов ССАГПЗ об отзыве своих послов из Сирии?

С.В.Лавров (отвечает первым): Мне непросто комментировать этот сюжет, поскольку нам непонятна логика, которой продиктованы такие меры. Нам так же непонятно поспешное решение ЛАГ «заморозить» деятельность в Сирии Миссии своих наблюдателей, реально способствовавшей, пусть и ограниченно, стабилизации обстановки в САР. Присутствие иностранных наблюдателей всегда играет сдерживающую роль. Не понятно и то, почему некоторые страны Персидского залива отозвали своих представителей из этой Миссии, и почему вслед за этим ее работа была приостановлена в тот момент, когда доклад Миссии должен был рассматриваться в СБ ООН.

При обсуждении проекта резолюции СБ по Сирии, мы настаивали на двух простых аспектах. Во-первых, на том, чтобы конкретные требования вывести силы безопасности из городов были адресованы не только правительству страны, но и вооруженным группам, воюющим с правительственными силами, что представляется логичным. Не знаю, как можно оправдать отказ соавторов резолюции пойти на требования, адресованные противникам сирийского Президента, а после этого говорить, что СБ ООН, не приняв сирийскую резолюцию по вине России и Китая, упустил возможность прекратить кровопролитие. Мы упустили возможность предоставить воюющим против правительственных сил вооруженным отрядам шанс занять города и села. Это факт. Однако, если перед авторами резолюции стояла именно подобная цель, то нужно было так и сказать: «Мы хотим, чтобы вооруженные отряды взяли под контроль населенные пункты в Сирии». С партнерами надо разговаривать честно.

Во-вторых - и это также было отвергнуто соавторами - мы предложили, чтобы те, кто имеют влияние на оппозиционные группы (особенно действующие вне Сирии) побуждали их к согласию начать национальный диалог. В равной степени как и те, кто способен воздействовать на Дамаск, подталкивали к этому же сирийское правительство. В ходе вчерашней встречи с Президентом Сирии, и до этого, Дамаск подтверждал, что готов к диалогу без предварительных условий.

Я сегодня смотрел сюжет на телеканале «Евроньюс», где представитель т.н. «сирийской свободной армии» публично говорил, что для продолжения борьбы повстанцы ожидают дополнительных поставок оружия из-за рубежа. Значит – в Сирии есть не только мирные граждане, но и воюющие с правительственными войсками отряды. Закрывать глаза и не признавать этого, выставляя дело так, будто правительственные силы просто стреляют по мирным демонстрантам, не укладывается ни в какие рамки. Как говорится, «полуправда хуже, чем неправда». Мы за то, чтобы без каких-либо поблажек требовать от сирийского руководства прекращения насилия. Но это действие может быть только взаимным, поскольку к насилию в Сирии прибегает и другая сторона.

Многие наши коллеги, в т.ч. европейцы, в частных беседах признают, что картина складывается гораздо более сложная, чем ее пытаются представлять простыми лозунгами о том, что Президенту Сирии Б.Асаду необходимо уйти в отставку и что на противоположной правительству стороне тоже есть люди, которые взяли курс не на диалог, а на вооруженную конфронтацию. Но, признавая в таких беседах имеющиеся в изобилии факты, нам шепчут, что публично этого сказать не могут, поскольку находятся под некими обязательствами проявить с кем-то солидарность. Это печально.

Если судьба сирийского народа будет приноситься в жертву геополитическим устремлениям других государств, то это - не наш выбор. Мы искренне хотим найти развязку, мирное решение, которое было бы согласовано между самими сирийцами. Не думаю, что отзыв послов способствует созданию условий, благоприятных для реализации ноябрьской (2011 г.) инициативы Лиги арабских государств. При нашей активной поддержке ее одобрило сирийское руководство.

Напомню, эта инициатива включает три простых принципа: насилие должно быть прекращено, откуда бы они ни исходило, (в том числе со стороны противников режима); никто не должен вмешиваться во внутренние дела Сирии; все проблемы Сирии, включая нынешний кризис, должны быть разрешены через общесирийский диалог с участием правительства и оппозиционных группировок. Эту инициативу мы будем продолжать поддерживать.

Когда сирийское руководство идет на определенные шаги и выражает готовность договариваться о конкретных параметрах претворения в жизнь каждого из упомянутых трех принципов, к этому же нужно побуждать и оппозицию. Иногда создается впечатление, что чем больше сирийское руководство проявляет понимания о необходимости продвигаться вперед - пусть и запоздало и под давлением - тем больше неприятия встречных шагов мы наблюдаем с противоположной стороны.

Рассчитываем, что все члены международного сообщества, в т.ч. ЛАГ, которая 12 февраля будет проводить очередное министерское заседание, отнесутся к этой ситуации максимально ответственно. Мы будем продолжать способствовать тому, чтобы сирийский кризис как можно скорее был урегулирован. Насилие, откуда бы они ни исходило, всегда плохо, потому что от этого страдают ни в чем не повинные граждане. Те, кто взял в руки оружие (а это касается и правительства и оппозиции), должны ощущать давление к тому, чтобы отложить оружие в сторону и сесть за стол переговоров.

Спасибо за внимание.