Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ в ходе пресс-конференции по итогам заседания Совета Россия-НАТО на уровне министров иностранных дел, Брюссель, 19 апреля 2012 года

Вопрос: Представляют ли угрозу интересам России планы США сохранить свои базы на территории Афганистана после 2014 г.? Обсуждался ли сегодня вопрос о возможности дальнейшего использования баз на территории ИРА совместно с Россией? Или это тема табу?

С.В.Лавров: Эта тема – не табу. Данный вопрос мы сегодня не обсуждали, т.к. речь идет не о натовских, а американских базах, о которых правительство США ведет переговоры с афганским руководством. Россия уже излагала свою точку зрения по этому вопросу. Присутствие международных, в том числе и американского, контингентов в Афганистане связано с выполнением манданта Совета Безопасности ООН, нацеленного на устранение угроз с территории Афганистана. До тех пор, пока афганская сторона не будет в состоянии сама обеспечивать безопасность в своем государстве, не вполне корректно устанавливать искусственные сроки вывода войск. Но когда мандат СБ ООН будет выполнен, то причин для иностранного присутствия в Афганистане и в этом регионе в целом не останется. Россия излагает свои оценки данной ситуации американским партнерам. Считаем, что непонятное планирование присутствия после вывода контингента вызывает вопросы. Мы бы хотели их прояснить. Кстати, это вызывает вопросы не только у России, но и у наших центральноазиатских союзников, Китая и ряда других государств. Надо открыто работать, чтобы всем было понятно кто, что и с какой целью делает.

Никто не отрицает, что сейчас у многих стран есть интересы в далеко расположенных регионах. Мир глобализируется. У больших государств всегда есть глобальные интересы. Важно, чтобы понятные и легитимные интересы реализовывались понятными, открытыми и легитимными методами, в том числе на основе уважения принципа о недопустимости укрепления своей безопасности за счет безопасности других.

Вопрос: Генеральный секретарь НАТО А.ФогРасмуссен сказал, что Россия приглашена участвовать в саммите Альянса по Афганистану в Чикаго. Кто будет представлять Россию?

С.В.Лавров: Мы сегодня обсуждали этот вопрос.

Прежде чем определиться с уровнем российского участия, хотели прояснить подробности ситуации, имеющей длительную историю. Дело в том, что уже в течение пяти или шесть лет мы предлагаем нашим натовским партнерами приглашать нас на регулярные встречи стран-поставщиков контингентов для Международных сил содействия безопасности, которые проводятся в Брюсселе. Объясняем мы это следующим образом: хотя Россия и не поставляет контингент в состав МССБ, но предоставляет возможности для транзита, который высоко оценивается натовскими партнерами. Этот транзит осуществляется по маршрутам, играющим сейчас решающую роль в снабжении контингентов и в замене оборудования и материалов. Считаем, что российский вклад в деятельность МССБ по выполнению решений ООН как минимум не менее значителен, чем вклад тех стран, которые направили в Афганистан двух офицеров для работы в штабе. Тем не менее, на этом основании такие страны имеют право участвовать во встречах стран-поставщиков контингентов. Россия же туда попасть не может. Если смотреть на ситуацию открытыми глазами, без бюрократических шор, то это несправедливо и нечестно.

Россия получила приглашение на встречу по Афганистану в Чикаго. Сегодня я поинтересовался у А.ФогаРасмуссена, является ли это ответом на нашу просьбу о том, чтобы после Чикаго на регулярной основе участвовать во встречах по Афганистану в Брюсселе. Оказалось, что нет. Нам сказали, что приглашение одноразовое – просто принять участие в торжествах по случаю того, как все хорошо идет в Афганистане.

Наверное, это тоже важно. Однако если говорить без иронии, то важно не столько отмечать успехи, сколько разбираться с сохраняющимися, а порой еще и накатывающимися проблемами. Помимо разговоров, когда каждая из пятидесяти или более стран будет иметь возможность выступить в течение трех минут, важен не внешний эффект, который, без сомнения, ожидается от Чикаго, а конкретная совместная работа. Если к России, как к партнеру для работы по Афганистану, сохраняется заинтересованность, я отказываюсь понимать, почему нас опять не хотят приглашать на регулярные встречи экспертов и послов в Брюсселе.

С учетом всех этих обстоятельств и рассмотрим это приглашение. Думаю, ответ дадим в ближайшее время.